Четверг, 06.08.2020, 13:55
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Андрея и Екатерины Шталь

Стихи Андрея 2008 год

Космос

Я родился зимой, когда мир в ожидании замер,

Только стужа и стыд, да сугробов гробы по земле,

И шальная метель продувными стелилась ветрами,

И со спиртом стакан для согрева стоял на столе.

В этот мир я с собой ничего не принес, только космос,

Только радостный крик, возвестивший мой скромный приход.

Я тогда понимал, Человек – это маленький остров,

Это Век и Чело. Я родился и вышел в народ,

Где струна и страна заплетались в безвременной связке,

Где размыты границы, а Солнце – силач – богатырь,

Где целитель Баян нежит добрую, вещую сказку.

Я тогда видел все. И сам Бог был мне как поводырь.

 

А потом я взрослел, постепенно теряя свободу,

Понимая слова, принимая значение слов.

Так сужался мой мир. У народа росли огороды.

И делили людей на юродивых и дураков,

На своих и чужих, а еще на плохих и хороших,

На друзей и врагов, на ушедших и вечно живых.

Сокровенное вдруг оказалось ненужным и ложным.

И душа не звенела. И радостный крик мой затих.

А над миром весна нарушала покой и кордоны.

Звуки радуг и птиц, и стремительный рокот воды.

И пока человек возводил над землей терриконы,

Оставался лишь шаг, убедительный шаг до беды.

 

Но однажды мне вдруг захотелось послать все подальше,

Вызвать бурю и гром, чтоб приблизить всемирный потоп.

Я в душе оставался невинный и искренний мальчик,

А проруха – судьба постепенно сгребала мне гроб.

Дом, машина, гараж, телевизор, мобильный, компьютер,

Подманила к себе, то ли долларом, то ли рублем.

Только радость ушла в тридевятую даль почему-то,

Незаметно подкрался всемирный и полный облом.

Он смотрел на меня сквозь глазницы летящего лета,

Он дурманил мозги, как цветов медогонных эфир,

Он спокойно шептал: «Старичок, твоя песенка спета,

Ты уже никогда не сумеешь взорвать этот мир».

 

И смиренье пришло. Все ненужное вдруг отлетело.

И когда мои зерна спокойно сошли на жнивье,

Я оставил другим погребать мое бренное тело,

Я оставил народу богатство дурное мое.

Я из мира с собой ничего не унес, только космос,

Только тихую радость о том, что я больше не здесь.

Ничего не сказал. Я исчез, словно маленький остров.

Я оставил себе только светлую добрую весть –

Осознанье того, что пришла мне пора возвращаться,

В ту страну без границ, с ярким светом, откуда пришел.

Всем родившимся я подарю это знанье, как счастье,,

Я по-прежнему верю, что всем будет здесь хорошо.

Лето В

Памяти Егора Летова

 

Птицы в Ирей уже проложили мршрут,

Значит, время пришло собираться домой.

На другом берегу нас встречают и ждут,

На другом берегу яркий свет и покой.

 

Как Егору построили новую хату

Без окон да дверцов, на четыре угла.

Ничего, что немного она тесновата,

Ничего, что проста и не слишком светла.

 

Не рыдайте о нем, не сбивайте с дороги.

Будет новое время и новый восход.

Он сидит на санях и глядит вместе с Богом,

Как по кладбищу мира покойник идет.

 

Как лежат вместе дочки в картонных гробочках,

Но чуть-чуть заискрит и сгорают гробы.

И слепой видит свет даже темною ночью,

И безногий взлетает, устав от ходьбы.

 

Будет новый Дурак, будет новое время,

И Незнайка узнает насущный ответ.

Ну а мы без причины останемся с теми,

Кто сегодня ушел, и кого рядом нет.

 

Значит, с миру опять собирать понемногу

Для курящего - трубку, а пьющим – вина,

Для слепого – очки, костыли – для безногих,

А поэту – гитару на все времена.

 

Ведь поэт целый мир умещает в кармане,

Среди прочих и разных щедрот бытия.

И поэт не солжет, даже если обманет.

Бог не выдаст поэта, не съест и свинья.

 

На другом берегу много яркого света,

Птицы в Ирей уже проложили маршрут.

На другом берегу начинается ЛЕТО.

Ты вернулся домой. Нас пока еще ждут.

 

Мистерии

На осколках погибших империй

Мы, потомки волшебных мистерий,

Обнажаем осколки порока,

Возвращаясь в эпоху барокко.

 

В наш театр заплетается снова

Синтез действия, звука и слова.

От вульгарного и до святого,

От великого и до смешного.

 

И пока голубые экраны

Кормят нас голливудскою манной,

Мы готовы плясать и кривляться,

Превращаясь в шутов и паяцев.

 

Это, может, покажется странным,

Мы в своих представленьях о главном

Суть вещей никогда не скрываем,

Подлеца подлецом называем.

 

Это, может, покажется грубым,

Мы убийцу зовем душегубом.

И в своих шутовских представленьях

Мы не путаем лесть и почтенье.

 

Переменятся время и нравы,

Только правда останется правдой.

Навсегда и навечно под солнцем

Доброта добротой остается.

 

Государства исчезнут и флаги,

Но пока есть перо и бумага

И покуда есть ноты у песни,

Наш театр не уйдет в неизвестность.

 

На осколках погибших империй

Мы, потомки волшебных мистерий,

Обнажаем осколки порока,

Возвращаясь в эпоху барокко.

Троянский конь

Мальчиш – Кибальчиш улыбнулся врагам,

Плохиш надкусил бутерброд.

Однажды мечты превращаются в хлам,

В коня у троянских ворот.

 

Как хочется верить, что это Пегас…

Ямщик, не гони лошадей!

Но сусло тогда превращается в квас,

Когда в него бросишь дрожжей…

 

Джордано спокойно взошел на костер,

Чтоб видеть астральный финал…

Жаль в небо ведущий тебя коридор

Однажды окажется мал…

 

Истории клячу загнали давно…

Мы скоро уйдем без следа..

Однажды вода превратиться в вино,

Зачем нам такая вода?

 

Ты можешь подкову в руках разогнуть,

Но даже став сильных сильней,

Не факт, что ты сможешь пройти этот путь.

Верхом на Троянском коне…

Контрольный выстрел

Я узнаю тебя обязательно, выстрел контрольный.

Я скажу тебе: «Стоп!». И патронник не примет патрон.

Мне Христос говорил: «Умирать поначалу лишь больно.

Все пройдет. Даже смерть. Как вчерашний предутренний сон».

 

А во сне я летал. А во сне я смеялся и верил,

Собирал облака из того, что нашел под рукой,

Видел Лестницу в небо и в Лето открытые двери,

Прикурил от звезды и пошел восвояси домой.

 

Я узнаю тебя. Пусть приходит старуха кривая,

Но костлявая Смерть у косы не найдет острия.

Перевозчик Харон, видишь, огненной краской пылает

У последней реки не последняя осень моя.

 

Пусть душа улетит паутинкою Бабьего лета,

Но в моем роднике не иссякла живая вода.

Я же в этот родник обязательно брошу монету.

У меня будет шанс за монеткой вернуться сюда.

 

Виновен

Я признаюсь – виновен,

В том, что играю роль.

Раньше, чем было Слово,

Горлом сочилась Боль.

 

Криком ли, откровеньем,

Хрустом моих костей?

Так уходил в забвенье

Старый уклад вещей.

 

Если еще не поздно

Видеть рожденье дня,

Вытри скупые слезы

И не жалей меня.

 

Ибо никто не знает,

Чем надорвет хребет.

Все, что у мира в плане,

 

Было в моей судьбе.

 

Я разбудил вулканы,

Диким огнем горя.

Может быть, это странно,

Но Мертвое море – я!

 

Я выходил на сушу,

Я в океанах плыл.

Гитлером был и Бушем,

Наполеоном – был.

 

Я – это лед и пламя,

Радуга и закат,

Я – фронтовое знамя

Сгинувшего полка.

 

Не сотвори кумира,

Идолов оскверняя.

В несовершенстве мира

Тоже виновен я!

 

Если еще не поздно,

Вытри слюну у рта.

Я покупаю гвозди,

Чтобы распять Христа…

Зря

Где-то рядом убогий и Бог.

Где-то рядом убить и убыть.

Так, с золою граничит залог.

Раз ЗОЛА, ТО за что мне платить?

 

Все что делаю, делаю зря.

У незрячих – другие пути.

Можно много чего вытворять,

Чтоб в позоре прозренье найти.

 

Дай мне, Господи, чувство дорог,

Дай возможность дерзить и дерзать.

Если НЕБО в прочтенье – НЕ БОГ,

Дай мне чаще к земле припадать.

Дворянские аллеи (Мальчик сыт)

Ступая на дворянские аллеи

В каком-нибудь поместье родовом,

Мы часто, глядя в прошлое, робеем,

И грезим об утраченном былом.

 

Возвышены их вздохи и печали,

Мы вспоминаем целые тома,

Которые когда-то написали

Мифически далекому Дюма.

 

Борьба за честь, дуэли и интриги,

И светский раут, и дворянский бал.

О чем-то все же умолчали книги,

Дюма о чем-то скромно промолчал.

 

Кормите нас дворянскою моралью,

Мол, раньше, что ни граф был, то – пиит.

А мне совсем не светски, и не бально,

Простите, мальчик сыт. По горло сыт.

 

Я вынес с задней парты средней школы

Не только блеск далеких галерей,

Но и костры Игнатия Лойолы,

Которые не гаснут и теперь.

 

И я сознаньем чувствую иное –

В далеком прошлом тоже есть изъян –

По улицам разлитые помои,

И вши под париками у дворян.

Восточный ветер

Когда ты поймешь смысл слов: уходя – уходи.

Когда ты увидишь улыбку красавиц в рассвете.

Когда ты пройдешь целый мир, как прошел Саади,

Тогда ты поймешь все, что скажет Восточный ветер.

 

И молодость будет прекрасной, и старость – легка,

И мудрость коснется тебя, словно тень от мечети,

И будет в глазах твоих свежесть, как зов родника,

Когда ты поймешь все, что скажет Восточный ветер.

 

И что бы потом не твердила людская молва,

Ты сможешь взглянуть наперед через много столетий,

Поскольку душа отражается в верных словах.

Все это однажды расскажет Восточный ветер.

 

Когда будет сладким песок на твоих губах,

Тогда ты и в малом великое сможешь заметить.

Во всем проявляет себя милосердный Аллах.

И в этом ему помогает Восточный ветер.

Русская православная

Звездочка к звездочке – выйдет Млечный путь.

Бревнышко к бревнышку – будет переправа.

Счастья глоточек, да чуда хоть чуть - чуть

В чистое небо над небом православным.

 

В небо идущему – скатертью пути,

Ангел хранитель на звездном небосклоне.

Голым родишься, но сможешь унести

Вечное солнце, упавшее в ладони.

 

Глупому – счастье, а умному – печаль…

Свечи погаснут, сломается телега…

Трудно построить, но главное начать

Связывать бревна в своей дороге к небу.

Река блаженства

У истоков реки блаженства

Счастье в воздухе воспарит.

Есть греховное совершенство

И невинность такой игры.

 

Мне пригрезится, как приснится,

Будут мысли мои чисты –

Мы с тобою две белых птицы

В водоеме одной мечты.

 

Заплетутся в клубок два тела

И друг друга начнут ласкать –

Лебедь белая, лебедь белый

И блаженства вокруг река.

Островок мечты

По моим ладоням дождь негромко бьется.

На твоих ладонях – легкий ветерок.

Мы их обвенчаем и отпустим к солнцу,

А потом поймаем небо на крючок.

 

Мы поднимем руки. Небо станет ближе.

К нам опустит солнце радуги мосты.

Я сожму ладошку, а потом увижу,

Как плывет в ладошке островок мечты.

 

Есть мечта и небо, радуга и солнце,

Есть у нас волшебный золотой крючок.

По моим ладоням дождь негромко бьется,

А в твоих ладонях легкий ветерок.

Голубой вагон

Время – цепь бесконечных событий,

Улетит, не оставив следа.

Не бегите вы так, не бегите,

Моей жизни года – поезда.

 

Мне дорога, как саван прощальный.

Впереди – ослепительный свет.

А на сердце – до боли печально,

И назад возвращения нет.

 

Я шагал в запредельные дали.

Связь событий архивы хранят.

Посылал, и меня посылали,

Я любил, и любили меня.

 

Скоростные огни магистралей,

Перестук беспокойных колес.

И качается поезд астральный,

И вагоны летят под откос.

Колесо фортуны

Колесо фортуны, циферблата стрелки.

То ли круг почета, то ли бег пустой.

В колесе фортуны я кручусь, как белка,

Кто сказал: «Поехали!», и махнул рукой?

 

Лезу вон из кожи из куля в рогожу,

К черту на кулички хоженой тропой.

С молотка был продан день, что мною прожит…

Тормозните Землю, я хочу домой!

 

По большому счету я судьбе не должен

Бегать по ухабам, высунув язык.

Но опять мне в ребра входит чей-то ножик, -

Раньше было больно, а теперь – привык.

 

Божая коровка, полетаем вместе,

Даже если кто-то позабудет нас.

Пусть другим под солнцем стелют койкоместо,

Мне хватило счастья для отвода глаз.

Ангелы с усталыми глазами

Отгорит последними кострами

Осень над седеющей землей.

Ангелы с усталыми глазами

Охраняют наш с тобой покой.

 

Что нам дальше делать с холодами,

Нам еще судьба наворожит.

Ангелы с усталыми глазами

У костра беседуют за жизнь.

 

Я пронес полвека за плечами,

И еще полвека пронесу.

Ангелы с усталыми глазами

Пусть меня от нежити спасут.

 

И взойдет Апрель под небесами,

И на долгий путь благословит.

Ангелы с усталыми глазами -

Вестники удачи и любви.

Чебурашка

Вроде все у меня в порядке,

И желать-то особо – нечего.

Но так хочется снова в прятки

Поиграть во дворе до вечера.

 

Чтоб не звали в окно домашние,

Чтоб уроков опять не задали,

Верить в черную руку страшную,

И мечтать о походах за море.

 

Было времечко чебурашное

И холодная газировка,

Только книги мои вчерашние

Нынче проданы по дешевке.

 

Мой бумажный корабль без паруса

Где-то там, у другого берега.

Мы когда-нибудь все состаримся,

Только в старость не очень верится.

 

А до детства подать рукою,

Там, где все и легко, и здорово…

Чебурашка зовет с собою,

Мы же едим в другую сторону.

Я иду домой

У моей тревоги

Только божий суд.

Леший вдоль дороги

Ухает в лесу.

Мне до зорьки алой –

Лишь подать рукой,

Только я усталый.

Я иду домой.

 

Запах свежей мяты

Здесь расскажет мне,

Как я был солдатом

На чужой войне,

Мог в земле остаться

На чужбине злой,

Но я выжил, братцы!

Я иду домой!

 

И стучит сердечко

Всем смертям назло,

И уже за речкой

Светиться село.

Там мое начало,

Там родной приют,

Там меня встречают,

И, конечно, - ждут.

Ноктюрн

Холод беззвучной пустоты.

Признак грядущей темноты.

Млечный путь дрожит у ног твоих.

Все в порядке. Только ветер стих.

 

Шепот простуженных аллей.

Сумрак, ползущий по земле.

Сквозь дремоту слышен голос их.

Все в порядке. Только ветер стих.

 

Ночь будет помнить твой полет,

Звездный ноктюрн прозрачных нот.

В тишине застыл невинный стих.

Все в порядке. Только ветер стих.

Береги себя

За тобою по следу бегут года,

Молодым ты не станешь никогда.

Это время пришло возвращать долги…

Береги себя, слышишь, береги!

 

За тобою по следу летят ветра,

Не осталось ни пуха, ни пера.

Это старость приходит, как вечный гид…

Береги себя, слышишь, береги!

 

За тобою по следу идут враги,

Ты от этой погони уйти смоги.

Хуже, если у гроба – друзей шаги…

Береги себя, слышишь, береги!

Атакуй меня закатами

Атакуй меня закатами,

В плен восходами возьми,

Но не траурными датами

И ушедшими людьми

 

На душе, как в тесном тереме –

Перевернутый алтарь.

Дни теряет в битве времени

Полководец – календарь.

 

Я же жду в конверте весточку

С дальних мест на этот фронт.

Пусть расскажут мне о вечности,

Кто ушел за горизонт.

 

Как живется вам, сердешные,

Напишите пару фраз.

Тяжело в окопах вечности

Нам воюется без вас.

 

Нам не баррикадах кризисов

Не хватаем ваших слов.

Если мы к победе близимся,

Почему полно врагов?

 

Почему полно предателей,

Извращенцев всех мастей,

Душегубов и стяжателей,

Подлецов и палачей?

 

Но в ответ молчанье странное,

Как обычно, писем нет.

Небеса обетованные,

Излучают тусклый свет.

 

Я сижу на пару с водкою

И взираю на погост.

Сам я фронтовую сотку пью,

Сказан поминальный тост.

Мужики, как дети

Я у познанья древа

Яблок не воровал.

Девочка стала девой.

Мальчик остался мал.

 

Девичья память, где ты?

Видимо, черт забрал.

Женщиной стала дева.

Мальчик остался мал.

 

Знают Адам и Ева

То, чего я не знал.

Мамою стала дева.

Мальчик остался мал.

 

Будет другое древо,

Будет другой финал.

Бабушкой стала дева.

Мальчик остался мал.

 

Время за все в ответе

Только на первый взгляд.

Мы, мужики, как дети,

Женщины подтвердят…

Человечек – звучит горденько!

Русский знал на четверку твердую,

И пространство заполнил книжками.

Я душонку мирил с мыслишками.

Человечек – звучит горденько!

 

Человечек желает властвовать,

Пожирая себе подобненьких,

Словно свежую булку сдобную…

Человечек – звучит прекрасненько!

 

Награди мою совесть орденом!

Принеси мне подарки к празднику!

Человечек – звучит прекрасненько!

Человечек – звучит горденько!

Реквием по себе

Прочитал «спи на» намедни про спину я,

Лег на спину и спокойно уснул.

На кого себя родного покинул я?

На кого почетный сдал караул?

 

Понечетный тоже сдал, разумеется…

В небе ангелы негромко трубят…

На себя я мог, конечно, надеяться,

Но сегодня я ушел от себя.

 

На глаза мои бездонно-печальные

Ляжет ласковый и тихий рассвет.

Ну, чего же вы молчите, молчальники?

Вы же видите, меня уже нет.

 

Не станцую я вам больше лезгиночку,

Новых песен не спою под заказ.

- Караул!- кричу, роняю слезиночку,-

На кого же я покинул всех нас?!

 

В общем, выдалось печальное утро, но

Мне не нравится подобный исход.

Без себя мне как-то скучно и муторно,

Может, что-то прочитать про живот?

Поход в небо

Люди не хотят, чтобы их жизни исправляли. Никто не хочет решения своих проблем. Своих драм. Своих тревог. Не хотят начинать жизнь заново. Не хотят упорядочивать жизнь. Ведь что они получат взамен? Всего лишь огромную пугающую неизвестность.

 

 

Чак Паланик "Уцелевший"

 

 

У прогресса шаги стресса.

У мессии лицо куклы.

У поэта слова прессы.

Пей до дна на своей кухне.

 

Желтый карлик не так греет,

Смысл у песен не так резок.

Если общество ждет зрелищ…

Начинай свой поход в небо.

 

Провоняйся мочой с потом,

Поиграй на своих нервах,

Наглотайся своей рвоты,

И в своей утони сперме.

 

Делай все, что тебе надо,

На свободу смотри шире!

Под землей больше нет ада!

На земле больше нет мира!

 

Если хочешь убить скуку,

Улыбнись, как смешной клоун,

Наложи на себя руки,

Покажи им свое шоу!

 

Вместо новых реклам дозы

Белый шум для себя требуй!

Нефтью пахнут теперь слезы!

Здравствуй новый поход в небо!

Мы – не рыбы. Рыбы – немы

Поток информаций. Фразы. Обрывки фраз.

Людей приучили спорить. Все ищут истину.

Но в свежих газетах снова не вспомнят вас.

Но в свежих газетах снова не пишут искренне.

 

И я засыпаю с мыслью о временах,

Когда утверждали, будто молчанье – золото.

И я засыпаю с мыслью: «Пошли все на х…»,

С мечтой засыпаю я о словесном голоде.

 

Орите, кричите, спорьте, ищите суть,

Пытаясь поймать полемик оргазм орательный.

От ваших дискуссий мне не легко уснуть…

Ну, что ж, говорите…Слушаю вас дремательно.

Кто еще вспомнит о тебе?

Мира песочные часы,

Кромка у взлетной полосы,

Жизнью надломанный хребет…

Кто еще вспомнит о тебе?

 

Землю толкающий цветок,

Чистой воды живой глоток,

Слезы стремительных побед…

Кто еще вспомнит о тебе?

 

В небе горящая заря,

Реки, текущие в моря,

Ангел, сыгравший на трубе…

Кто еще вспомнит о тебе?

 

Жизнью надломанный хребет,

Слезы стремительных побед,

Ангел, сыгравший на трубе…

Кто еще вспомнит о тебе?

Евангелие от Андрея

Я пришел сюда без спроса,

Но теперь я есть.

В этом мире все мы гости,

Временно мы здесь.

Но пока я есть,

И пока я здесь.

Я храню свою благую весть.

 

Мне Господь не пишет писем,

Не стучит в мой дом,

Но он дал мне право мыслить,

Освятил перстом.

И пока я есть,

И пока я здесь.

Я храню его благую весть.

 

Было всякое, не скрою,

Отложив талмуд,

Я терзал себя в запоях,

Я пускался в блуд.

Но пока я есть,

И пока я здесь.

Я храню его благую весть.

 

Но однажды на рассвете

Я к нему вернусь.

И дождем по всей планете

Разольется грусть.

Но пока я есть,

И пока я здесь.

Я храню свою благую весть.

 

КУСОЧЕК СЛАВЫ

Друг Вячеслав! Я очень сожалею,

Но я тебе сдавлю удавкой шею.

Я расчленю тебя потом на части.

Представь себе: какое это счастье –

Друзьям, знакомым, каждому, по праву

Прийти и подарить КУСОЧЕК СЛАВЫ!

Жопа

Я сижу на жопе ровно,

Я натруживаю руку,

Я черчу в блокноте ромбик,

Я убить пытаюсь скуку.

 

Но на чертеже условном

Результат не самый лучший:

Жопа вышла, а не ромбик,

Значит, снова будет скучно.

Меню сайта
КАЛЕНДАРЬ
«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Кто здесь?
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
и
Наши друзья
Краматорская правда Игорь Харитонов - авторский сайт
Статистика
ОПРОС
Оцените мой сайт
Всего ответов: 27
Поиск
Copyright MyCorp © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz