Понедельник, 10.08.2020, 15:14
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Андрея и Екатерины Шталь

Стихи Кати 2004 год

Екатерина Шталь


***

Ночь. Перекрестков углы.

Шаг тороплив и отточен.

Все, как один, у обочин

автомобили белы.

 

Хмель в золотой голове,

нежность рубцами на коже –

поздний и ранний прохожий

белой аркады ветвей –

 

Холод обнять на бегу

и ничего не бояться…

Тени снежинок роятся

под фонарем на снегу.

 


Орфей – об Эвридике 


Быть космосом,
ареной мановений
горящих тел –

Быть сном ее,
что ляжет, сокровенен,
в Ее постель.

Быть облаком,
и деревом, и садом
и просто – Быть


свободой, песней,
грусть и отрадой
Ее судьбы.

Быть голосом
ручьев Ее весенних,
рассветных птиц –

Быть клавишей, струной…
лукавой тенью
Ее ресниц…

Быть солнечной
ромашкой в изголовье,
пчелой в меду –

Быть проклятым,
и быть самой любовью
в Ее аду.

Быть звездами на небе,
быть на камне
змеей –

Быть травами сырыми
под ногами
Ее.

 

***

Каждый год

мы встречаемся с этим днем –

в который уйдем.

Каждый год

мы смеемся,

грустим или пьем

в одиночку, вдвоем

или втроем…

Он подходит –

а мы не ждем.

Мы не знаем, в который из дней

ляжет тень.

И каждый из нас живет,

каждый год

проживая тот,

в который…

 


Запах земли 


Деревья бугристые, мшистые

в рыхлых наростах,

И длинные-длинные сочные

стебли травы…

Так зеленью глаз насыщается –

вволю и просто.

И в кочках своих деловито

снуют муравьи.

 

Под кленами иссиня-черные

ходят вороны,

И головы их из пырея

почти не видны.

Как солнечный свет пробивается

тихо сквозь кроны!..

Как темные дупла

загадочны и холодны.

 

Но к небу протянет

ладони свои подорожник,

Попросит напиться,

листочки сужая в ладью…

И вот насекомые в норы

ушли осторожно,

И серыми сгустками небо

берется к дождю.

 

…Вода – отшумела по листьям,

умчала ручьями,

И радуга тает палитрою

нежной вдали.

На буйную зелень, на мокрые

камни и травы

Из темных глубин поднимается

запах земли.

 


***

Ночная, такая ночная

За дверью моей темнота.

Уйду, но за мною сначала

ладоней сомкнуться врата…


Зардеется город незримо

в объятьях каштановых лап.

В пожаре неоновых ламп –

дома, перекрестки, витрины.


И сердце – плыло и пылало

огнями в дремотной реке.

Весенние ивы. Реклама

сливы на коньяке.


Мальчишкой – без страха и грима

знакомой дорогой беги.

Зардеется город незримо

разрядом любовной дуги.


Ночная огромная птица –

в ладонях моих темнота.

Ей хочется в эти врата

от яркости ночи укрыться.

 


Алиса

(некой М.) 


Улыбка так мила,

устали зеркала,

тянуло за кулисы.

А рядом – все ждала,

темнела и звала

душа твоей Алисы.


Алиса молода.

Алисе – как вода

на тоненькие всходы –

Игра твоих затей,

открытие твоей

загадочной природы.


Алиса – волшебство.

Душевное родство

нетрудно обнаружить.

Возьми ее с собой!

И разлучи с гурьбой

сомнительных подружек.


Не то – настанет день,

изменчива, как тень,

Алиса повзрослеет.

Открытые глаза,

что все хотят сказать, –

темней и тяжелее.


Бывалая кровать,

и с рюмкою вина,

открытая кому-то…

О, не твоя вина,

что этим ранним утром

Алиса хочет спать.


Улыбка так мила…

Разбиты зеркала,

и тянет за кулисы…

А помнишь, как ждала,

темнела и звала

душа твоей Алисы! 


 

Кончается июль

 

Кончается июль. Дни кажутся короче,

и водоросли сном опутывают руль…

Дымят костры, бегут томительные ночи…

Кончается жара, кончается июль.

 

Далекие огни. На илистом заливе –

травы и камышей игольчатая тень.

Был чуток поплавок, когда неторопливо

на удочку зари наклевывался день…

 

Кончается июль, и в царстве разнотравья

заводят чехарду веселые сверчки…

Цикорий и буркун в осоковой оправе –

ложится мой венок на зеркало реки.


 

***

Умаялся день, и спадает жара,

и бурая сыпется наземь кора,

и смотрит с далеких и синих небес

Большая Медведица в Брусинский лес:

 

На теплую хвою, на мшистый пенек…

и теплит болотный лесной огонек.

Навеет мне теплые бурые сны

большая звезда на верхушке сосны.


 

Яблочный звездопад

 

Пахнет солнечным теплом

чернозем.

Пахнет август молодым

сентябрем.

Пахнет небо в облаках

молоком.

Пахнет сорная трава

чесноком.

 

Зреют соки

под шершавой корой,

Зреют сказки

повечерней порой,

и в заросший

старый маленький сад

Скоро яблочный придет

звездопад.


 

***

Придет ко мне путник усталый,

Я дам ему хлеба и мяса,

вина, но в постели широкой

оставлю его одного.

 

И буду без устали грезить

губами, манящими в сладость,

руками, текущими к сердцу,

и светлой его головой.

 

А утром скажу ему: "Видишь,

как садик туманом окутан

и в нем просыпаются птицы,

и нежит рассвет купола!..

 

Узнай, как туман улетает,

как строят церковные своды,

как ласточек острых над миром

несут молодые крыла.

 

Ты в соснах надышишься вволю,

минуешь поля и поселки,

луга обойдешь заливные

и будешь бродить у реки…

 

Узнай, как трепещут осины

и теплая колется хвоя,

и стелют цветочки степные

тугие свои лепестки.

 

Ты в городе будешь – увидишь

приезжих с востока и юга.

Узнай, как живется ребятам,

ютящимся на этажах.

 

О чем на закатах мечтают

на крышах покатых поэты,

чем живы голодные души

тревожных моих горожан…”

               _________

Оставляет автографы время

на заветной кирпичной стене.

Все узнай и тогда возвращайся

ко мне.


 

***

Отыщи ее – душой

Среди всех столбов и масок.

Мир – тревожный и большой –

станет полон тайных красок.

 

Настоящее связав

с прошлым ниточкою зыбкой –

обожгут тебя улыбкой

бирюзовые глаза!

 

Речь – мудрена и проста,

без единого огреха…

Тень морщинок возле рта

от надломленного смеха.

 

Из-под век глядят украдкой

томный Бахус, тихий Лель –

и волос лукавый хмель

в живописном беспорядке.

 

Как диковинная птица –

всех среди ключиц и спин,

и в руке ее огнится

тонкокорый апельсин…

 

Туфля, снятая с ноги

и повисшая на пальцах…

Дух отпетого скитальца

в темноте людской пурги.


 

Бедный Йорик

 

О чем грустить?

Осенний ветер горек

ночной порой.

Листва шуршит,

и плачет бедный Йорик

в земле сырой.

 

Куда спешить…

Мерцает в полудреме

глубокий ров.

Сейчас мелькнет

в готическом проеме

моя любовь.

 

И я стою,

холодная досада,

святая нить…

И ни луны, ни осени,

ни сада –

не изменить.

 

Крадутся страхи,

медленно и снизу –

и гинут прочь…

И тень летучей мыши

под карнизом

ласкает ночь.


 

Стихи неизвестного автора

Это было нацарапано на моей студенческой парте

 

Волосы твои – качели

Для причуд ночного бриза.

Ты была мечтой Хафиза,

Ты приснилась Боттичелли.

 

Ты верней жены Улисса –

И свободна, как цыганка.

Ты поила всходы риса

Ты цвела в долинах Ганга.

 

Где вершины – шапки снега,

Где озера, как топазы –

Ты скакала легкой серной

По седым горам Кавказа.

 

Ты дала рукам Венеры –

Все как есть – законы плоти.

Ты глядишь тоской и верой

С ярких Врубеля полотен…

 

Ты моя – единым счастьем

В боли, в радости, в печали…

Как твои горели пальцы

Подвенечными свечами!


 

Кленовое золото

 

Осень на кобальте дня отутюжила

листьев березовых желтое кружево,

И пересыпала каплями звонкими

веток березовых плетиво тонкое.

 

Сучьями голыми небо исколото –

спит… Абрикосами желто-молочными

полнится вечер. Кудрявое, сочное

льется на землю кленовое золото.


 

Червоточинка первой любви

 

Как шумливы ручьи водостоков

и кричат воробьи под кустом,

Как сверкает осколками стекол

трехэтажный заброшенный дом.

 

Поезда потянулись на дачи,

вновь без шапок форсит детвора.

И довольные морды собачьи

мельтешат по окрестным дворам.

 

Голых веток сады и аллеи

исцарапают неба сапфир…

И в груди неприкаянно тлеет

червоточинка первой любви.



Меню сайта
КАЛЕНДАРЬ
«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Кто здесь?
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
и
Наши друзья
Краматорская правда Игорь Харитонов - авторский сайт
Статистика
ОПРОС
Оцените мой сайт
Всего ответов: 27
Поиск
Copyright MyCorp © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz